Меню

Медитация дзен му коан

Коаны как метод обучения и абьюз от дзен-мастеров

Иногда evo_lutio напоминает мне дзен-мастера, лупящего новичков, ищущих простой ответ, и задающего загадки-коаны

Коан(ко:ан, японская калька кит. 公案, гунъань) — короткое повествование, вопрос, диалог, обычно не имеющие логической подоплёки, зачастую содержащие алогизмы и парадоксы, доступные скорее интуитивному пониманию.

Коан — явление, специфическое для дзэн-буддизма (в особенности, для школы Риндзай). Цель коана — придать определённый психологический импульс ученику для возможности достижения просветления или понимания сути учения. Европейским аналогом может служить христианская притча, но коан ни в коем случае не следует переводить или понимать так, поскольку ни мораль, ни религия почти никогда не имеют отношения к сути любого отдельно взятого коана.

Попытка понять коан логически неизбежно ведет к противоречию. Это противоречие играет важную роль в постижении своей истинной природы (природы Будды).

Ученик, получивший коан от мастера, пытается решить коан всеми возможными способами и «подключает» все больше и больше сил для решения логически неразрешимой проблемы. В результате, когда «отключаются» все пять чувств, ученик находится на стадии, которую в йоге именуют дхарана. В этом состоянии коан и ученик остаются один на один (плюс некоторое блуждание ума). Если ум ученика достаточно «зрелый», то однажды блуждания ума затихают и остается лишь коан. В этот момент коан и ученик — целое, ученик испытывает проблеск реальности, известный как просветление или сатори.

«Решением коана», «ответом на коан» является переживание сатори, одной из первичных и сопутствующих целей большинства практик дзэн-буддизма (чань). Ценность сатори, как результата, определяется тремя основными факторами:

1. Во-первых, согласно положениям дзэн-буддизма — переживание сатори меняет психику практикующего таким образом, что ему становятся непосредственно доступны (либо более понятны интуитивно) медитативные состояния, путь к достижению которых без такого переживания, используя традиционные буддийские практики (как, например, постепенное накопление заслуг) может быть очень долгим. Тогда как, даже единственное, кратковременное сатори может послужить мгновенным импульсом напрямую к стабильному самадхи («ежесекундный дзэн», нирвана), которое является конечной целью практик любой разновидности буддизма.
2. Во-вторых, даже если, вследствие данного конкретного переживания сатори, практикующий не достиг полного и окончательного просветления, всё же каждое из таких переживаний увеличивает его вероятность, поскольку сатори есть мгновение самадхи и накапливается как любой опыт. Таким образом человек становится все более предрасположен к познанию медитативных состояний.
3. Кроме того, в-третьих, этот опыт является чем-то вроде путеводного знака и награды: знака о том, что практикующий все делает верно, и награды, поскольку за мгновением просветления следует эйфория, как закономерное срабатывание т. н. «системы поощрения», что усиливает его (опыта) ценность для психики практикующего. Именно поэтому решение даже одного единственного коана может кардинально изменить личность.

Очевидно, что в вышеперечисленных свойствах наблюдается некоторое сходство с переживанием катарсиса.

Так же необходимо отметить, что вследствие вышеуказанной сопутствующей эйфории, всегда есть опасность заблуждения и превращения практики дзэн в «добывание» ложного сатори, то есть сатори — ради-эйфории, от чего многие мастера предостерегали своих учеников. Так что распространенный стереотип «сатори есть цель практики дзэн» в корне неверен, хотя сатори действительно является атрибутивным признаком (визитной карточкой) этого учения.

Завершающая фраза
Если мастер доволен тем, как ученик решил коан, далее он может поручить ученику подобрать к нему «завершающую фразу» (дзякуго) — цитату из светской или духовной литературы, соответствующую смыслу коана.

Примеры коанов
Хлопок одной ладони
«Ты можешь услышать хлопок двух ладоней, когда они ударяются друг о друга, — сказал Мокурай. — Теперь покажи мне хлопок одной ладони».
Тойо поклонился и пошёл в свою комнату, чтобы рассмотреть эту проблему.
Из окна он услышал музыку гейш. «Ах, я понял!» — воскликнул он.
На следующий вечер, когда учитель попросил его показать хлопок одной ладони, Тойо начал играть музыку гейш.
«Hет, нет, — сказал Мокурай, — это никак не подойдёт. Это не хлопок одной ладони. Ты совсем не понял его».
Думая, что музыка будет мешать, Тойо ушёл в более спокойное место. Он снова погрузился в медитацию. «Чем же может быть хлопок одной ладони?» Он услышал, как капает вода.
«Я понял», — подумал Тойо.
Оказавшись перед учителем в следующий раз, Тойо начал капать водой.
«Что это? — спросил Мокурай. — Это звук капающей воды, но не хлопок ладони. Попробуй ещё раз».
Hапрасно Тойо медитировал, чтобы услышать хлопок одной ладони. Он услышал шум ветра, но и этот звук был отвергнут. Он услышал крик совы, но и этот звук был отвергнут.
Более чем десять раз приходил Тойо к Мокураю с различными звуками, всё было неправильно.
Почти год обдумывал он, что же может быть хлопком одной ладони. Hаконец, маленький Тойо достиг подлинной медитации и перешёл пределы звуков. «Я больше не мог собирать их, — объяснил он позже, — поэтому я достиг беззвучного звука».
Тойо уразумел хлопок одной ладони.

«Монах пришел к мастеру, чтобы тот помог ему най­ти ответ на один из классических вопросов дзэнской диалектики: «В чем смысл прихода Бодхидхармы с Запада?» Мастер предложил монаху перед тем, как они приступят к решению, склониться в низком почтительном поклоне. Монах не замедлил выполнить указание и тут же получил чувствительный пинок от мастера. Это освободило монаха от нерешительности, в которой тот пребывал. Почувствовав просветляющий пендель наставника, он мгновенно достиг просветления и потом рассказывал всем: «С тех пор, как Ма-цзу пнул меня, я смеюсь не переставая».

«Мастер Риндзай пришёл с учениками в Киото и остановился в придорожном святилище, где стояли несколько деревянных статуй Будды. Время было осеннее, шёл дождь, все вымокли и продрогли. Риндзай взял одну из статуй, расколол её и развёл костёр.
— Учитель! — начал срать кирпичами один из учеников, — ты же сжёг Будду!
Риндзай не ответил и стал копаться в золе.
— Что ты ищешь, учитель? — спросили ученики.
— Кости! — ответил он.
— Какие же кости у деревянной статуи? — удивились ученики.
— Ах, так их нету? — удивился в ответ Риндзай — тогда давайте-ка сожжём ещё парочку статуй и как следует согреемся!»

-Введение в дзен-буддизм (Судзуки) — один из близких вариантов
http://www.jhana.ru/chan/50-suzuki-part4

«Однажды ученик спросил Дзен Мастера Ун Муна:
— Есть ли что-нибудь, что превосходит Будду и всех прославленных учителей?
— Пирожное, — ответил Ун Мун.

Читайте также:  Медитация для встречи со своим духовным наставником

Некто спросил Дзен Мастера Ун Муна:
— Что есть Будда?
— Сухое говно на палочке, — ответил Ун Мун»

«Однажды много людей собралось в зале для медитации. Сидя на высоком помосте чаньский мастер Линьцзи сказал: «За стеной красной плоти живёт Запредельный Мастер. Целый день Мастер входит и выходит через 6 дверей. Поняли?»
Один монах поднялся и спросил: «Что это за Запредельный Мастер?»
Линьцзи поднялся, сбежал со ступенек, схватил монаха и закричал: «Скажи мне! Скажи мне. » Монах колебался. Линьцзи отбросил его и сказал: «Запредельный Мастер — это куча дерьма».»

«Побыв некоторое время в США, будущий мастер Шэнъянь вернулся на Тайвань — повидать двух своих старых мастеров. Шэнъянь сказал своим мастерам:
— Я преподаю чань в Америке. Ладно?
— Ха! Так ты думаешь, что можешь преподавать чань! Так?
— Я просто обманываю людей. Не волнуйтесь
— А, тогда ладно.»

Источник

Практика: Коан Му объясняет способ работы над этим знаменитым коаном. Что же такое коан? Коан это (парадоксальная) загадка, которую человеческий разум не может разгадать, так как человек не способен принять два состояния одного и того же момента за одно состояние. Работа над коаном и есть стремление разума найти решение и поиск этого решения будет происходить до тех пор, пока разум сам не перестанет сопротивляться и точка зрения выберет что-то одно, будь это Буда, Бог или же «му». Это тщательное ознакомление с коан «му» и является моментом озарения, моментом осмысления действительно истинных явлений, неподдельным даже посредством дуалистического (абстрактного) мышления.

Монах спросил серьезно у Чжаочжоу: «Обладает собака Природой Будды или нет?» Чжаочжоу ответил: «Му!»

Ваша задача понять всем вашим существом Коан Му, стать единым целым с этим коаном. Важным является понимание того, что имел в виду Чжаочжоу, когда ответил на вопрос «Му». Что же значит «Му» (Кто я?)?

Засеките 10 минут на своих часах и сядьте прямо (вертикально) в позу лотоса или же просто скрестите ноги. Незакрывая глаза повторяйте всем своим духом вопрос «Что же значит «му»», не используя при этом ни язык ни губы! Придерживайтесь только этого вопроса и постарайтесь быть сосредоточенным только на нем! Стремитесь всей своей сущностью найти ответ на этот вопрос! Что имеет ввиду когда отвечает «му»?

—*никакого внушения** если у Вас проблемы со здоровьем, то сядьте просто на стул или же лягте.

Не задавайте себе этот вопрос просто механически! Если же ваш дух уклоняется от этого вопроса посредством посторонних мыслей, как например того, что завтра вам снова нужно идти на работу или же чего-то подобного, постарайтесь вернуть ваш дух снова к этому вопросу. Спустя несколько минут можете сократить этот вопрос и просто повторяйте слово «му». Повторение слова «му» также не должно происходить механически, а посредством страстного желания «что же, черт побери, значит «му», даже в том случае, если вы не знаете, что вы в сущности ищете. Взятые нами 10 минут на тренировку этого коана приведены здесь только как пример, время Вы можете по вашему усмотрению либо сократить либо продлить. Постарайтесь задать этот вопрос в подчревной области или же между глазами. У вас не получается? Почему? Вам же для этого не нужны ни язык, ни губы!

Тренировка над коаном Му не заканчивается после того, как вы встали. В то время, когда вы сидите, вы наиболее сконцентрированы над этим вопросом, но стремление узнать ответ на этот вопрос должно быть не менее важным для вас и в течение всего остального дня. Постарайтесь в первую очередь задавать себе этот вопрос в не повседневных моментах вашей жизни. Когда Вы сидите за столом, спросите себя- кто это, кто сидит за письменным столом? Когда гуляете по городу, спросите себя- кто это, кто гуляет по городу? и т.д. А как узнать, что Вы на правильном пути? Будьте предельно внимательны в отношении таких высказываний как «Я» или «ТЫ», «МОЕ» или «ТВОЕ». Кого Вы имеете ввиду, когда произносите «Я»? Также будьте предельно внимательны к восприятию, к тому, что Вы видите, когда Вы рассматриваете какой-либо предмет, когда ЗДЕСЬ и ТАМ являются одним целым. Что значит МУ? Ответом на этот вопрос будет одно слово?
Нет.

Источник

LiveInternetLiveInternet

Метки

Музыка

Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Рубрики

Москва 9 июня 2020

Статистика

ДЗЕН: что такое КОАН?

Коан имеет целью искусственное или систематическое развитие в последователях дзэна того, что древние учителя открывали в себе непосредственно. Он также позволяет передать опыт дзэна большому количеству умов, на что, в отсутствие этой системы, учитель дзэна не мог бы и надеяться. Таким образом, коан стремится к популяризации дзэна и в то же самое время сделался средством сохранения опыта дзэна во всей его подлинности. «Аристократический» дзэн превратился в «демократический», систематизированный и до некоторой степени механизированный дзэн.

Несомненно, это также означало бы его искажение, но без этого нововведения дзэн, вероятно, уже давно умер бы. По-моему, именно система упражнений коан спасла дзэн – это уникальное наследие – дальневосточной культуры. Чтобы немного лучше понять те обстоятельства, которые обусловили возникновение системы коан, позвольте мне привести слова одного из двух учителей XI столетия. Они свидетельствуют о том, что в то время было, по крайней мере, две тенденции, разрушающие дзэн. Одна представляла собой доктрину и практическую школу «абсолютного спокойствия», а другая – привычку умствовать, которая давила дзэн со всех сторон.

«Абсолютное спокойствие», с идеей которого учителя дзэна неустанно боролись с самого начала истории дзэна, по ошибке принималась за сущность дзэна. Эта тенденция почему-то неизбежно преследовала практическую школу дзэна. Что касается умственного понимания дзэна, то не только неспециалисты, но также некоторые приверженцы дзэна постоянно увлекались им вопреки опыту дзэна. Нет сомнения в том, что здесь скрывается злейший враг дзэна. Если с ним не покончить, то он, несомненно, будет снова и снова поднимать голову, особенно тогда, когда дзэн выказывает признаки упадка.

Дайэ говорит в письме к Синье Донину, одному из учеников-монахов:

Существуют две ошибки, которые сейчас распространены среди последователей дзэна, как любителей, так и профессионалов. Одна состоит в том, что человек думает, что в словах скрыты удивительные вещи. Те, кто придерживается этого мнения, пытаются выучить как можно больше слов и изречений. Вторая представляет собой другую крайность, когда человек забывает, что слова являются пальцем, указующим на луну.

Читайте также:  Медитация в конце йоги

Слепо следуя предписаниям сутр, в которых сказано, что слова мешают правильному пониманию истины дзэна и буддизма, они отвергают все словесное и просто сидят с закрытыми глазами и кислыми физиономиями, как покойники. Они называют это спокойное сидение «внутренним созерцанием» и «безмолвным размышлением».

Не удовлетворяясь своими собственными аскетическими упражнениями, они пытаются навязать другим свои неверные представления о дзэне. Таким невежественным и глупым последователям они обычно говорят: «Один день безмолвного размышления заменяет один день прогрессивной борьбы». Очень жаль. Они вовсе не сознают того, что их ожидает призрачная жизнь. Только тогда, когда будет покончено с этими ошибочными воззрениями, откроется действительная возможность реального продвижения на пути овладения дзэном.

В сутре сказано, что, с одной стороны, человек не должен привязываться ко всему искусственному и нереальному в форме слов и языка, которыми пользуются люди для выражения своих переживаний, а с другой стороны – он не должен принимать противоположной точки зрения, отвергающей без разбора все слова, и забывать, что они содержат истину: нужно только их правильно понимать. Нужно помнить, что слово и его значение – это не одно и то же, а также часто и разное: между ними существует тесная взаимосвязь, так что одно немыслимо без другого.

Из этого мы можем вывести заключение, что если бы дзэн был предоставлен самому себе, он бы, несомненно, выродился и превратился в практику «спокойного сидения» и «безмолвного созерцания» или в простое запоминание множества высказываний и диалогов учителей дзэна. Чтобы спасти положение и предусмотреть дальнейшее здоровое развитие дзэна, учителя дзэна не могли найти средства лучшего, чем нововведение в форме упражнения коан.

Согласно одному авторитетному источнику, коан означает «некий общеизвестный документ, представляющий собой эталон суждения», посредством которого проверяется правильность понимания дзэна. Коан, как правило, представляет собой какое-нибудь утверждение, сделанное древним учителем дзэна, или какой-нибудь ответ, данный им вопрошающему. Вот некоторые из коанов, которые обычно предлагаются непосвященным:

Один монах спросил Тосана: «Кто такой Будда?» – «Три циня хлопка».

Уммона однажды спросили: «Когда в разуме человека нет ни одной мысли, есть ли здесь какая-либо ошибка?» – «Такая же большая, как гора Сумэру».

Дзесю ответил «му» (ву) на вопрос одного монаха – «Собака обладает природой Будды?» «My» буквально означает «нет» или «никакой», но когда это слово дается в качестве коана, оно не имеет никакой связи с буквальным значением: это «му», простое и чистое.

Когда монах Ме-дзедза догнал убежавшего Эно, он захотел, чтобы последний раскрыл ему тайну дзэна. Эно ответил: «Каков твой первозданный образ, который ты имел еще до рождения?»

Один монах спросил Дзесю: «Что означает приход Первого патриарха в Китай?» – «Кипарис во дворе».

Когда Дзесю пришел изучать дзэн под руководством Кансэна, он спросил: «Что такое Дао (или Путь)?» Кансэн ответил: «Твой повседневный разум – вот что такое Дао».

Один монах спросил: «Говорят, что все вещи сводятся к единому, но к чему же сводится единое?» Дзесю ответил: «Когда я был в районе Цин, на мне была ряса, которая весила семь циней».

Когда Хо-кодзи, древний адепт дзэна, впервые пришел к Басе для того, чтобы овладеть дзэном, он спросил: «Кто есть тот, у которого нет ничего общего с десятью тысячами вещей этого мира?» Басе ответил: «Когда ты выпьешь одним глотком всю воду в Западной реке, я тебе скажу».

Когда такие проблемы предлагают решить непосвященным, то какую цель преследуют учителя? Это делается для того, чтобы открыть уму непосвященного психологию дзэна и вызвать такое состояние сознания, выражением которого являются эти утверждения. Другими словами, когда понят коан – понято умственное состояние учителя, что приводит к сатори и без чего дзэн является книгой за семью печатями. На заре истории дзэна ученик приходил к учителю с вопросом, по которому учитель мог судить об умственном состоянии вопрошающего и о той помощи, которая была необходима.

Той помощи, которая таким образом оказывалась, иногда было достаточно для пробуждения сознания ученика, но чаще всего такой ответ озадачивал его и совершенно сбивал с толку, что приводило его к еще большему умственному напряжению или к «поиску выхода», о котором мы уже говорили выше. В действительности учителю обычно приходилось ждать, пока ученик задаст свой первый вопрос, если он вообще у него был. Задать первый вопрос – значит пройти большую часть пути к его решению, так как вопрос этот является продуктом интенсивных умственных усилий, которые приводят ум вопрошающего к кризису. Он свидетельствует о том, что кризис наступил и что ум готов его миновать.

Опытный учитель, как правило, знает, как привести ученика к кризису и что сделать для того, чтобы он его успешно преодолел. Так обстояло дело до того, как упражнение коан вошло в моду, что было уже проиллюстрировано примерами Риндзая, Сайгаку и др. Со временем появилось много мондо, которыми обменивались учителя и ученики. С ростом литературы по дзэну последователи дзэна начали, вполне естественно, пытаться представить их умственное решение или интерпретацию.

Эти «вопросы и ответы» перестали носить характер переживания и интуиции, свойственных дзэну, и стали предметом логического анализа. Это представляло собой страшное бедствие, но это было неизбежно. В связи с этим учитель, заботящийся о нормальном развитии дзэна и прочном укреплении его традиций, не мог не увидеть истинного положения вещей, которое побуждало его к изобретению метода, в конечном итоге приводящего к постижению дзэна. Методом, действенным в таких обстоятельствах, явился отбор некоторых утверждений древних учителей, которые можно было бы использовать в качестве указателей. В этом случае указатель преследовал две цели:

Проверить работу разума или, скорее, позволить разуму самому определить свои собственные границы и признать, что существуют некие недоступные для него области.
Ускорить созревание существенных для дзэна элементов сознания, что в конечном итоге неожиданно приводит к состоянию сатори. Когда коан преследует первую цель, то имеет место то, что принято называть «поиском выхода».

В этом случае не только разум, который сам по себе составляет всего лишь часть нашего существа, но все существо – и ум и тело – всецело поглощено решением этого коана. Когда это необычное состояние духовного напряжения, за которым следит опытный учитель, достигает зрелости, коан приводит к тому, что называют постижением дзэна. Достигается интуитивное познание истины дзэна, так как стена, которую этот «йог» до сих пор никак не мог преодолеть, рушится, и перед ним открываются совершенно новые горизонты. Без коана сознание практикующего дзэн лишается путеводителя, и состояние сатори в этом случае никогда не может быть достигнуто.

Читайте также:  Как понять себя медитация

Психологический тупик является необходимым условием сатори. Раньше, то есть до появления упражнения коан, все необходимые предпосылки для выбора правильного пути создавались в сознании «йога» за счет его собственной высокой духовности. Но когда дзэн систематизировался вследствие появления большого количества литературы по дзэну в форме «вопросов и ответов», необходимость коана получила широкое признание среди учителей.

Например, какая логическая связь может существовать между Буддой и «тремя цинями хлопка»? Между природой Будды и «му»? Или между тайным посланием Бодхидхармы и «кипарисом»? В известном руководстве по дзэну «Хекиган-сю» Эно делает следующее замечание относительно «трех циней хлопка», показывая, как этот коан интерпретировался псевдоучениками дзэна, которые не могли уловить его сущности:

В наше время существуют некоторые люди, которые неправильно понимают этот коан: это обусловлено тем, что в нем нет ни единой трещины, в которую они могли бы забить клин интеллекта. Этим я хочу сказать, что он внешне слишком прост и неинтересен. Разные учителя по-разному отвечали на вопрос «Кто такой Будда?» Один монах сказал: «Он в кумирне». Другой ответил: «Это тот, кто наделен тридцатью добродетелями». Третий заявил, что «это кнут из корня бамбука». Но ни один из этих ответов не может сравниться в смысле иррациональности с ответом Тосана: «Три циня хлопка».

Такой ответ обрывает все нити рассуждения. Некоторые разъясняют, что Тосан был занят в тот момент взвешиванием хлопка, отсюда и ответ. Другие говорят, что Тосан просто хотел уклониться от ответа, а третьи думают, что поскольку вопрошающий не сознавал того факта, что он сам является Буддой, то Тосан дал ему косвенный ответ. Такие люди (то есть комментаторы) походят на мертвецов, так как они совершенно не способны постичь живую истину. Однако есть также и такие, кто принимает эти «три циня хлопка» за Будду (давая таким образом пантеистическую интерпретацию). Какие дикие и фантастические толкования.

До тех пор, пока они будут привязаны к словам, им даже нечего и надеяться на то, что им удастся проникнуть в душу Тосана, даже если они доживут до Майтрейи Будды. Почему? – Да потому, что слова – это только внешняя оболочка истины. Не понимая того, что имел в виду этот древний учитель, они пытаются найти истину в словах его, но в них нет ничего такого, за что они могли бы ухватиться. Сама истина не поддается никакому описанию, как сказал бы древний мудрец, но именно словами оно передается.

Давайте же тогда забудем о словах, когда мы постигнем истину. Это возможно только тогда, когда мы имеем опыт постижения того, что выражено словами. «Три циня хлопка» можно сравнить с широкой магистралью, ведущей к столице: если вы только попадете на нее, то каждый ваш шаг будет в правильном направлении. Когда Уммона однажды спросили, какое учение выше учений Будд и патриархов, он сказал: «Яблоко, запеченное в тесте». Уммон и Тосан идут рядом, по одной и той же дороге. Когда вы совершенно очистились от всякого рода дискриминации, истина немедленно откроется вам.

Монах, который хотел узнать, кто такой Будда, пошел потом к Тимону и спросил у него: «Что Тосан имел в виду под «тремя цинями хлопка?» Тимон сказал: «Множество цветов, купон парчи, – и добавил: – понимаешь?» Монах ответил: «Нет». «Бамбуки на юге – деревья на севере», – закончил Тимон. Пользуясь специальной терминологией, можно сказать, что коан, предлагаемый непосвященным, имеет целью «уничтожить корень жизни», «умертвить практический разум», остановить всю умственную машину, которая работает мириады столетий и т. п. Это может звучать убийственно, но конечная цель – пойти за пределы рассудка, а пределы эти можно переступить только тогда, когда человек совершенно исчерпает все имеющиеся в его распоряжении психические силы.

Тогда логика превращается в психологию, умствование – в волевой акт и интуицию. То, что не могло быть решено на плоскости эмпирического сознания, переносится в более глубокие тайники ума. По словам одного древнего учителя, «пока пот не течет у вас ручьями по спине, лодка не поплывет против ветра. Пока ваша одежда не станет мокрой от пота, вы не можете надеяться на то, что увидите жемчужный дворец на травинке».

Коан не поддается решению при более легких условиях. Но когда он решен, он может быть сравнен с куском кирпича, которым стучат в ворота: когда ворота открыты, его выбрасывают. Коан нужен, пока ворота ума закрыты, но когда они открываются, о нем можно забыть. То, что человек видит тогда, представляет собой нечто совершенно неожиданное, нечто такое, чего раньше он никогда даже и вообразить не мог. И когда этот коан рассматривается снова с этой новой точки зрения, то каким удивительно глубоким и удачно построенным он кажется. И в то же время в нем нет ничего искусственного.

Принцип работы с коаном по Дай-ину:

не увлекайтесь игрой воображения ;
не обращайте внимания на отвлекающие жесты учителя ;
не пытайтесь извлечь смысл коана из его словесной оболочки ;
не пытайтесь объяснить смысл коана только словами ;
не думайте, что смысл коана можно уловить тогда, когда он становится предметом мышления ;
не принимайте Дзен за простое состояние пассивности ;
не судите о коане с дуалистической позиции ;
не думайте, что коан указывает на абсолютную пустоту ;
не пытайтесь решить коан с помощью логики ;
не настраивайте свой разум в ожидании смерти.

Хакуин :»Если вы хотите докопаться до чистейшей, безличной истины, вы должны сознательно лишиться опоры и броситься в пропасть, после чего вы снова вернётесь к жизни, получив в качестве неотъемлемой собственности четыре дара : вечность, блаженство, свободу и чистоту, которые принадлежат истинному эго.»

Психология и советы психологического содержания.

Процитировано 7 раз
Понравилось: 1 пользователю

Источник

Adblock
detector