Меню

Книга медитаций хосе л фуэнтеса

Книга медитаций хосе л фуэнтеса

Голубая книга медитаций. Практическое руководство к медитациям Ошо

OSHO. Blue Meditation Book

Ранее книга была опубликована под названием «Медитация – первая и последняя свобода» (Meditation: The First and Last Freedom).

OSHO и видение OSHO является зарегистрированной торговой маркой и используется с разрешения Osho International Foundation. Подпись OSHO является зарегистрированной дизайнерской торговой маркой и используется с разрешения Osho International Foundation.

OSHO Active Meditations, OSHO Dynamic Meditation, OSHO Kundalini Meditation, OSHO Nataraj Meditation, OSHO Nadabrama Meditation, OSHO Devavani Meditation, OSHO Gibberish Meditation, OSHO Gourishankar Meditation, OSHO Heart Meditation, OSHO Mahamudra Meditation, OSHO Mandala Meditation, OSHO Golden Light Meditation, OSHO Darkness Meditation, OSHO No-Dimensions Meditation, OSHO Prayer Meditation, OSHO Whirling Meditation, OSHO Chakra Breathing Meditation, OSHO Chakra Sounds Meditation, OSHO Vipassana Meditation, OSHO Laughter Meditation, OSHO Evening Meeting Meditation, OSHO Meditative Therapies, OSHO Mystic Rose, OSHO Born Again, OSHO No-Mind, OSHO Reminder Yourself of the Forgotten language of Talking to Your BodyMind, OSHO Talks, OSHO International Meditation Resort и OSHO Multiversity и другие торговые марки используются с разрешения владельца Osho International Foundation www.osho.com/trademarks.

Все права защищены.

Публикуется на основе Соглашения с Osho International Foundation, Switzerland, www.osho.com.

На любые фотографии, изображения Ошо или иллюстративный материал, принадлежащий OIF и переданный вам OIF, должно быть получено письменное согласие от Osho International Foundation.

Ответственность за последствия для здоровья

Ни один из методов, о которых идет речь в этой книге, не предназначен для того, чтобы заменить помощь врача, терапевта или психиатра. Иными словами, книга не служит альтернативой профессиональной медицинской помощи. Книга также не предназначена для постановки диагноза или решения проблем медицинского или психологического характера, с которыми вы, возможно, столкнулись. Некоторые медитации предполагают интенсивную физическую нагрузку – если у вас есть причины для беспокойства по поводу влияния подобной нагрузки на ваше здоровье, перед выполнением проконсультируйтесь со специалистом.

Согласно одному исследованию, мы, люди, проводим примерно половину времени своего бодрствования там, где нас нет. Другой вывод этого исследования еще более удивительный: мы постоянно утверждаем, что чувствуем себя более счастливыми, когда присутствуем здесь и сейчас, чем когда отсутствуем. И при этом неважно, насколько активно наш ум твердит, что та задача, над которой мы работаем, нам не нравится.

Половина времени бодрствования? Да это же полжизни! Представьте себе, что вы приходите к врачу и он говорит вам, что ваше нынешнее состояние сократит вашу жизнь вдвое. Вы будете переживать, что употребляете слишком много соли?

Как часто окружающие напоминают нам о чем-то: прийти на какую-то встречу, или на мероприятие, или не пропустить тот или иной фильм, книгу. Так продолжается бесконечно: напоминания прийти в школу, на работу, в церковь, на свадьбу друга… Однако же никто не напоминает нам прийти в собственную жизнь.

Ничего страшного не случилось бы, не явись вы на свадьбу знакомого, но в собственную жизнь? Да еще и чувствуя себя при этом менее счастливым? Это совершенно нелепая ситуация для нашего такого разумного в остальном вида. Вероятно, вас не удивит, что планета Земля находится в таком плачевном состоянии, ведь мы – семь миллиардов человек – непрерывно бегаем туда-сюда, половину времени бодрствования находясь в режиме автопилота.

Неужели кто-то из нас сомневается в том, что дела идут лучше, когда мы присутствуем в настоящем моменте? Боремся ли мы за возврат налогов или гуляем с лучшим другом – присутствовать все-таки лучше!

Вас, должно быть, терзает вопрос, почему так происходит. Такое ощущение, будто мы работаем с оборудованием и программным обеспечением, которые созданы для одного мира, а сами пытаемся жить в другом. Может быть, в этом все и дело? Мы просто появились на свет спустя примерно несколько миллионов лет после того, как наши предки спустились с деревьев. Забудьте о соли в своем рационе – в то время счастьем человека было просто не попасть в рацион какого-нибудь зверя! И почти постоянно приходилось охотиться, чтобы вкусно поесть. Теперь же нам осталась единственная разновидность охоты – поиски кредитки.

Читайте также:  Музыка для медитации водопад слушать

Итак, мы – семь миллиардов – часть времени ходим как лунатики и портим жизнь себе, друг другу и планете. И оттого, что пребываем в полусне, мы даже не замечаем происходящего. Где уж тут осознать, что мы даже не получаем удовольствия от такого времяпрепровождения!

Источник

Карлос Фуэнтес — лучшие книги

ISBN: 978-5-17-066620-1, 978-5-271-30825-3, 978-5-4215-1603-3
Год издания: 2011
Издательство: АСТ, Астрель, Полиграфиздат
Серия: Книга на все времена
Язык: Русский

Одно из величайших литературных произведений XX века.
Один из самых гениальных, многослойных, многоуровневых романов в истории щедрой талантами латиноамериканской прозы. Сколько…

ISBN: 5-17-011456-7, 5-17-011456-7
Год издания: 2002
Издательство: Фоліо
Серия: Мастера. Латиноамериканская литература
Язык: Русский

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут нехоженными путями по лабиринтам жизни.

Многие из представленных рассказов публикуются впервые.

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди…

ISBN: 978-5-17-072225-9, 978-5-271-33859-5
Год издания: 2011
Издательство: АСТ, Астрель
Серия: Книга на все времена
Язык: Русский

Великолепный роман-мистификация.
Карлос Фуэнтес, работающий здесь исключительно на основе подлинных исторических документов, создает удивительную «реалистическую…

ISBN: 978-5-17-070235-0, 978-5-271-33367-5
Год издания: 2011
Издательство: АСТ, Астрель
Серия: Классическая и современная проза
Язык: Русский

Самое необычное из произведений Карлоса Фуэнтеса. Неспешно и насмешливо выписанная история «утраченных иллюзий» Хайме, наследника преуспевающего торгового дома Себальос, одного из…

ISBN: 5-17-036358-3, 5-9713-2199-4, 5-9578-3947-7, 985-13-7497-0
Год издания: 2006
Издательство: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига
Серия: Биографии
Язык: Русский

История трагической любви известного дирижера и оперной дивы перетекает в историю отца и матери «рода людского» – Адама и Евы, и обе эти «внешние» линии, в свою очередь, причудливо переплетаются с внутренней – а возможно, и основной для романа – линией, главным персонажем которой становится великая музыка Берлиоза…
Три уровня повествования должны рано или поздно соединиться.
Но – что их объединит?

История трагической любви известного дирижера и оперной дивы перетекает в историю отца и матери «рода людского» – Адама и Евы, и обе эти «внешние» линии, в свою очередь,…

ISBN: 5-8291-0108-4, 5-88687-108-X
Год издания: 2001
Издательство: Академический проект, Деловая книга
Язык: Русский

В книгу Карлоса Фуэнтеса (р. 1928), известного мексиканского писателя, лауреата Международной премии им. Сервантеса, вошли рассказы сборника «Замаскированные дни» и повесть…

ISBN: 978-5-17-095483-4
Год издания: 2016
Издательство: АСТ, Neoclassic
Серия: Классики магического реализма
Язык: Русский

В сборник вошли повести Карлоса Фуэнтеса «Сожженная вода» и «Аура» и рассказы, часть которых публикуется на русском языке впервые.

Проза Фуэнтеса удивительна и не вписывается в тесные рамки жанровых определений. Все очень ясно, прозрачно и в то же время немного странно. Здесь есть и сочный, страстный национальный колорит, оттеняющий причудливые фантазии автора, и психологическая глубина, и жаркие инстинкты, скрываемые за бесстрастным выражением лиц.

Фантастическое и приземленное, прошлое и настоящее, трагическое и смешное переплетаются в его произведениях настолько естественно и плотно, что ни один из текстов Фуэнтеса невозможно разбить на составные части, – можно лишь наслаждаться красотой его языка и полетом его острой, зачастую парадоксальной мысли.

Читайте также:  Медитация похудение во сне

В сборник вошли повести Карлоса Фуэнтеса «Сожженная вода» и «Аура» и рассказы, часть которых публикуется на русском языке впервые.

Проза Фуэнтеса удивительна и не вписывается…

Источник

Книга медитаций хосе л фуэнтеса

Мексиканская повесть, 80-е годы

Настоящей книгой Издательство ставит перед собой шдачу познакомить советского читателя с наиболее значительными явлениями в мексиканской новеллистике 80-х годов. Она представлена четырьмя именами: Карлос Фуэнтес, Рене Авилес Фабила, Хосе Эмилио Пачеко и Серхио Питоль.

Карлос Фуэнтес, один из самых значительных писателей Мексики (род. в Мехико в 1928 г.), у нас в стране широко известен своими романами «Край безоблачной ясности» (1958, русский перевод 1980) и «Смерть Артемио Круса» (1962, русский перевод 1963), а также повестями и рассказами. В данном сборнике он представлен повестью «Сожженная вода».

Рене Авилес Фабила, автор цикла новелл «Возвращение домой», «В волчьей шкуре», «Мириам» (род. в 1940 г. в Мехико), по образованию юрист-международник, у себя на родине публикуется с конца 60-х годов; наиболее известные его произведения: «Игры» (1967), «К концу света» (1969), «Дождь не убивает цветы» (1970), «Великий отшельник из дворца» (1971), «Исчезновение Голливуда» (1973).

Хосе Эмилио Пачеко, автор повести «Сражения в пустыне» (род. в 1939 г. в Мехико); с начала 60-х годов выступает в литературе не только как прозаик: «Далекий ветер» (1963), «Ты умрешь далеко отсюда» (1967), «Принцип наслаждения» (1977), но и как поэт — сборник «Не спрашивай меня, как проходит время» (1969), «Дрейфующие острова» (1976) и др.

И наконец, Серхио Питоль (род. в 1933 г. в г. Пуэбла), автор «Состязания поэтов»; находясь на дипломатической службе, он побывал во многих странах Европы, занимался художественным переводом. Первая его книга — сборник «Ад для всех» (1964), затем роман «Звук флейты» (1972).

Трех последних авторов читатель знает пока лишь по рассказам, вошедшим в сборник, выпущенный в свет в 1982 г. ленинградским отделением издательства «Художественная литература».

Карлос Фуэнтес. Сожженная вода. Повествовательный квартет

© Перевод М. Былинкиной

Этот край, значит, и есть край безоблачной ясности? Но во что вы тогда превратили незыблемую мою долину?

Повествований отошла пора,

вот — atl tlachinolli,[1] вот рушится

Каждое утро мой дед энергично толчет растворимый кофе в своей чашке. Он так же крепко держит ложку, как когда-то моя покойная бабушка, донья Клотильда, держала ручку кофемолки или как он сам, генерал Висенте Вергара, держался за луку седла, висящего сейчас у него на стене в спальне. Потом он раскупоривает бутылку текилы[2] и наливает в кофе спиртного, до половины чашки. Но смесь не взбалтывает. Пусть чистый алкоголь сам пропитает кофе. Дед смотрит на бутылку текилы и, наверное, думает — какой красной была пролитая кровь, каким светлым был напиток, зажигавший ее, горячивший для великих сражений — в Чиуауа и Торреоне, Селайе и Пасо-де-Гавиланес, — когда мужчины были мужчинами и было им все едино, теряешь ли голову в пьяном угаре или в жарком бою, да, сеньор, откуда мог взяться страх, если вся радость была в сражении и само сражение было радостью?

Так размышлял он и говорил про себя, попивая кофеек с горячительным. Теперь никто не умел варить ему кофе в горшочке, отдававшем глиной и патокой, ей-богу никто, даже слуги — муж и жена, — привезенные с его сахароварни в Морелосе. Они тоже пили растворимый кофе, изобретенный в Швейцарии, в самой чистенькой и аккуратной стране на свете. Генералу Вергаре виделись заснеженные горы и коровы с колокольчиками, но он ничего не говорил вслух, ибо вставные челюсти еще покоились на дне стакана с водой, стоявшего перед ним. Это был его излюбленный час: покой, мечты, воспоминания, вымыслы, которые никто не мог опровергнуть. Как странно, вздыхал он, прожита огромная жизнь, а вспоминается она теперь словно какая-то чудесная небылица. И опять думал о годах революции, о сражениях, сотворивших нынешнюю Мексику. И сплевывал слюну, щекотавшую его беспокойный язык и задубевшие десны.

Читайте также:  Медитация для очистки помещения

Тем утром я увидел дедушку позже, издали, когда он, как всегда, шаркал туфлями по мраморным полам, то и дело отирая большим платком слезящиеся стариковские глаза цвета агавы. Смотрел я на него издали, и казался он мне каким-то одиноким деревцем, только движущимся. Зеленоватый, жилистый, словно кактус на равнинах Севера, старый, с виду высохший, но хранящий в себе животворную дождевую влагу прошедших лет, выступавшую на глазах, хотя уже и не питавшую жидкие пряди волос на голове, которые казались белыми нитями недозревшего початка кукурузы. На фотографиях, верхом на лошади, он выглядел высоким. А когда, такой одряхлевший, шаркал туфлями, как потерянный, по мраморным залам нашего огромного дома на Педрегале, он казался низеньким, высохшим — кости да кожа, не отлипающая от скелета. Еле скрипел старичок, но не сдавался; попробовал бы кто-нибудь его согнуть, куда там.

И не по себе мне бывало каждое утро, и понимал я смертную тоску попавшей в мышеловку мыши, когда смотрел, как генерал Вергара бесцельно бродит по залам, вестибюлям, коридорам, которые пахнут мылом и мочалкой из травы сакате после того, как Никомедес и Энграсия их вымоют, долго ползая на коленях. Эта супружеская пара решительно отвергала всякую технику. В их «нет» звучало чувство собственного достоинства, они отвечали тихо, но с неодолимой твердостью. Дед был с ними согласен, ему нравился запах сакате и мыла, и потому Никомедес с Энграсией каждое утро мыли, метр за метром, мрамор из Сакатекаса, хотя лиценциат Агустин Вергара, мой отец, говорил, что мрамор вывезен из Каррары, но об этом — молчок и никто не должен прознать, иначе нас разорили бы ввозными пошлинами, даже балы нельзя здесь устраивать, газеты распишут тебя во всем блеске, и погоришь; надо быть скромным, даже стыдиться того, что всю жизнь трудился, себя не жалел, чтобы дать семье все это…

Я выскочил из дому, накинув кожаную куртку. Отпер гараж, сел в красный «тандерберд», включил зажигание, автоматически раздвинулись двери при шуме мотора, и машина рванула с места. Мелькнуло что-то вроде тревожной мысли: на дорожке от гаража до массивных ворот мог находиться Никомедес, поливая и подстригая травку, посеянную между каменными плитами. Я представил себе, как садовник от удара машины взлетает вверх и рассыпается на куски, и еще сильнее нажал на педаль. Сосновые ворота, облезлые и разбухшие от летних дождей, скрипнув, распахнулись тоже сами собой, когда «тандерберд» прокатил мимо двух электрических глаз, вделанных в камень, и вот я уже снаружи: швизгнули шины, когда я круто свернул направо, вдруг впереди замаячила снежная голова Попокатепетля,[3] нет — просто привиделось, я нажал на педаль, утро было прохладным, рассветный туман полз вверх из долины Мехико, чтобы слиться с пеленой смога, зависшей в кольце гор под давлением свежего вершинного воздуха.

Источник

Adblock
detector